Жительница Новосибирска узнала, что ее дочь подменили в роддоме 27 лет назад, — она подала в суд

Разместил: Артур
16.11.2021
Жительница Новосибирска узнала, что ее дочь подменили в роддоме 27 лет назад, — она подала в суд

Тест ДНК показал, что Светлана Педченко не является биологической матерью дочери, которую она растила

Спустя 27 лет жительница Новосибирска узнала о подмене ее дочери в роддоме

Жительница Новосибирска подала в суд на больницу в Казахстане, после того как узнала, что 27 лет назад там подменили ее новорожденную дочь. Всё это время она воспитывала не своего ребенка. Корреспондент НГС поговорил с женщиной о том, как изменилась ее жизнь после того, как правда открылась.

В 1993 году Светлана родила второго ребенка в городской больнице № 2 в Павлодаре. В день родов, вспоминает сибирячка, рядом с ней лежала другая роженица, которая родила на 20 минут раньше.

— Ее ребенок лежал в том же помещении на столике, куда положили и моего ребенка. Я думаю, что в этот момент и были дети перепутаны, — предполагает Светлана Педченко.

Светлана выписалась из роддома спустя пять дней.

— Где-то у меня бывали сомнения, что она отличается от моего сына характером, поведением. Но ведь так бывает, что одни мать и отец, а дети разные, — рассуждает женщина

дочь подменили в роддоме У супругов двое детей Фото: Светлана Педченко

В Новосибирск Светлана переехала несколько лет назад. В январе прошлого года она листала социальные сети и увидела фотографию с двумя знакомыми лицами.

— Я заинтересовалась, кто это, перешла на страницу. Фамилия ничего мне не говорила, но, смотря на лицо, я понимала, что знаю человека. Дата рождения совпадала с датой рождения моей дочери. Когда я перешла на страницу этой девочки, то почувствовала, как будто смотрю на свои собственные детские фотографии. Эта девочка безумно похожа на моего сына, на моего мужа. Потом я поняла, почему на первой фотографии мне показалась женщина знакомой. Потому что я смотрела на фотографию дочери, которую вырастила, только спустя годы. Это был шок, — восстанавливает ход событий Светлана.

Она решила скорее отправиться в Павлодар из Новосибирска, чтобы встретиться с девушкой, так похожей на нее саму.

— Сначала она с нами пошла на контакт, потом начала всё отрицать, там другая семья. Мы вот своей дочери объяснили, что это ее гены и ее кровь, что нужно общаться с ними, — объясняет женщина.

Светлана сделала генетический тест с дочерью, которую вырастила — анализ показал, что они друг другу не родственники. Но похожая на нее девушка из Павлодара отказалась делать тест, поэтому нет документальных доказательств, что она — настоящая дочь.

дочь подменили в роддоме Светлана старалась думать до последнего, что ей лишь показалось, что ее ребенка могли подменить в роддоме. Но тест ДНК доказал отсутствие родства с дочерью, которую она растила с самого рождения Фото: Светлана Педченко

Иск за моральный вред

Спустя время супруги Педченко подали иск в Павлодарский городской суд по статье 951 (возмещение морального вреда) ГК Казахстана. Семья со второй стороны иска подавать не стала, не желая ворошить прошлое.

— Спустя 27 лет мы узнали, что нам подменили ребенка. Нам причинен нравственный и моральный урон, мы переживали. У нас отняли право растить, дать свои фамилию и отчество родному ребенку, — объясняет Светлана.

Вечером 20 мая Павлодарский городской суд рассмотрел гражданское дело по иску супругов Педченко к Павлодарской областной больнице — они хотели взыскать компенсацию в размере 3 миллионов рублей (20 миллионов тенге).

Иск подан к областной больнице, так как городской больницы № 2, в которой Светлана родила свою дочь, сейчас не существует. Сперва на ее базе был создан перинатальный центр, затем его присоединили к областной больнице.

Как отмечают в суде, истцы мотивировали свои требования тем, что в результате противоправных действий работников роддома с 3 по 9 августа 1993 года ребенка подменили. Так им причинили моральные страдания, нарушены права на участие в воспитании ребенка и заботу о нем.

— Они назначили генетическую экспертизу, в выводах которой указано, что материнство истца в отношении дочери, воспитываемой ею, исключается, — сообщили в пресс-службе Павлодарского городского суда.

Вина не доказана

Ответчик исковые требования не признал. Суд отказал в удовлетворении искового заявления полностью.

— Истцами в обоснование вины ответчиков в совершенном против них неправомерном действии в виде доказательств представлены результаты генетического исследования на предмет материнства между истцами и воспитываемой ими дочерью, свидетельство о рождении последней, свидетельство о заключении брака между истцами, выписка из журнала родов. Данные доказательства подтверждают тот факт, что истец родила в 1993 году в роддоме Павлодара ребенка. Однако эти доказательства не подтверждают вину ответчика в совершении противоправного действия в отношении истцов, между тем именно совершенное неправомерное действие (бездействие) должно быть главной причиной, влекущей причинение морального вреда, — к такому выводу пришел суд.

В пресс-службе уточнили, что при вынесении решения суд исходил из норм действующего гражданского законодательства, согласно которым моральный вред возмещается причинителем при наличии вины причинителя. Также суд отметил, что «родильный дом, в котором родила истец, ликвидирован, что подтверждается представленными суду письменными доказательствами».

— В ответчиках областная больница, но они отвечают, что не являются правопреемниками, — уточняет Светлана Педченко.

Руководство больницы в Павлодаре не отвечало на телефонные звонки в момент подготовки материала, корреспондент НГС отправила запрос в медучреждение.

Светлана собирается обжаловать решение суда.

— Судья даже сказала: «Я — женщина, я вас понимаю, да, это трагедия, но вина не доказана». Детей перепутали, а виноватых нет. Я не понимаю, как дальше жить, я что-то должна сделать! Но не понимаю, что именно. Забыть я не могу. Это очень страшная ситуация, — говорит женщина.

Ранее журналист НГС Ксения Лысенко рассказала историю девушки Александры, которая с раннего детства слышала, что не похожа на маму, брата и отца. Разговоры могли бы и дальше остаться разговорами, если бы повзрослевшая Александра, высокая и темноволосая в отличие от своей маленькой мамы-блондинки с круглыми чертами лица, не решилась сделать анализ ДНК.

Источник